Бой с тенью: чего Украине стоит реформа оборота топлива

Украинцы очень хотят перемен — недавно дружно за них проголосовали. Хотят, чтобы все было «как в Европе». Но, когда реформы приходят, многие выступают против. Начинать с себя никто не хочет.

Ярчайший пример такого странного подхода – реформирование системы контроля за оборотом нефтепродуктов.

Масштабы проблемы – десятки миллиардов гривен, пролетающих мимо госбюджета. Страдают и граждане: нарекания на качество топлива не утихают (речь о фальсификате).

К тому же, то здесь, то там слышатся взрывы складов, автоцистерн и заправок, которые на поверку оказываются нелегальными.

Безусловно, сложно работать в таких условиях и белому бизнесу: уплачивая все налоги и соблюдая стандарты, ты просто не можешь конкурировать с нелегалом. Собственно, масштабы проблемы объясняют то сопротивление, с которым сталкиваются попытки изменить ситуацию. Это огромная теневая сфера, которая уходить не собирается.

В 2016 году впервые была введена система электронного администрирования реализации топлива (СЭАРТ). Она призвана следить за уплатой акцизного сбора по аналогии с НДС, который начали «электронно» контролировать в 2015 году.

Тогда СЭАРТ чудом не «сбили» в парламенте за месяц до начала реформы, был подготовлен законопроект об отсрочке. Но программа стартовала, и в 2016 году уплата акциза выросла на 20%, а в 2017 году – на 40%. Еще одна наша особенность – результаты реформ никому не интересны и освещаются слабо. Куда охотнее СМИ и блоггеры пишут о проблемах. Если кто не знает, «топливные» акцизы – основной источник наполнения Дорожного фонда, из которого финансируется строительство и ремонт дорог.

В конце 2018 года парламент принял изменения в Налоговый кодекс, которыми ужесточил контроль за целевым использованием авиационного керосина. Его массово начали смешивать с дизтопливом, играя на разнице акцизов: на керосин он составляет 20 евро за 1000 л, а на ДТ – 139 евро.

Ожидаемо поднялся шум. «Так закрутили гайки, что останемся без топлива, самолеты не взлетят!», — такой была риторика, в том числе и легального сектора.

Действительно, некоторые шероховатости в первые два месяца были, но, спустя полгода, о том дискомфорте никто не вспоминает. Ни один самолет не пострадал. А импорт авиатоплива упал вдвое, и бюджет, по моим расчетам, получит в этом году дополнительно 1 млрд грн.

Выпавшие объемы керосина будут заменены дизтопливом, налоги на которое выше. Но об этом тоже не очень говорят.

Сегодня мы находимся в острой стадии внедрения еще одной реформы – самой масштабной. И здесь все идет по тому же сценарию. Зрада, зрада, зрада!

23 ноября 2018 года парламент принял пакет изменений, дав старт новому этапу реформирования топливного рынка. Участникам рынка дали семь месяцев на подготовку, после чего с 1 июля 2019 года будет введено лицензирование оптовой и розничной торговли нефтепродуктами, а также деятельности по их хранению. Усовершенствуется СЭАРТ, к ней должны быть подключены все склады нефтепродуктов, включая автоцистерны, которые отныне будут оборудованы уровнемерами и акцизными счетчиками. В отличие от копеечной стоимости лицензий, штрафы за неисполнение закона немалые. А работа без лицензии – это уже уголовное, а не административное нарушение, по которому ранее проходили «подзаборные» АЗС. Да простят меня разработчики этой реформы, но ее они «слизали» с европейских лекал.

И вот за пять недель до старта началось. Оказывается, закон был принят внезапно, в мае 2019 года, и проллобирован «топливными монополистами». Бедные аграрии, как правило использующие в своем хозяйстве небольшую нефтебазку, точно эту реформу не переживут и обязательно уйдут «в тень»… Закон заблокирует работу асфальтных заводов, строительство дорог может остановиться, скорее всего уменьшатся иностранные инвестиции в Украине…

От кого исходят эти страшные месиджи? От аграриев, транспортников, поставщиков незатейливого оборудования для нефтебаз и АЗС, которые неплохо зарабатывают на строительстве и обслуживании как правило незаконных объектов. Открыто поддерживают перенос, а по факту отмену реформы и представители операторов нелегальных АЗС. Интересен этих категорий граждан понятен: наблюдения показывают, что именно в аграрной и транспортной сферах крутится колоссальный объем «левого» топлива, происходит торговля документами для занижения налога на прибыль и начисления фиктивного НДС (потом его предъявят к возмещению из госбюджета, а значит из наших карманов). Подключение каждой бочки к базе ГФС, которая будет фиксировать каждый полученный и выданный литр «горючки», поставит крест на этих манипуляциях.

А нелегальные АЗС это вообще клондайк – канал сбыта фальсификата и «неучтенки», которую «генерят» вышеупомянутые промышленные потребители. Теперь же каждая АЗС с лицензией будет «светиться» на сайте ГФС, а нелегальные автоматически станут видны всем, включая потребителей. Последние может быть и рады бойкотировать нелегальный бизнес (хотя не факт, от дешевого топлива готовы отказаться далеко не все), но сейчас далеко не всегда могут его идентифицировать.

Прямо скажем, не в восторге от нововведений и профильный бизнес: во-первых, реально возникает много практических вопросов, во-вторых, необходимо инвестировать в оборудование нефтебаз, спецтранспорта, АЗС, а расставаться с деньгами тяжело. Ну и в-третьих, любая новизна всегда пугает. Но здесь все понимают, что с новыми системами станет легче контролировать и свой бизнес, который до сих пор нередко живет в exel-файлах.

Действительно, выжить смогут не все, масса объектов работает без разрешительных документов и поэтому не сможет получить лицензию. И касается это как аграриев, так и профессиональных нефтетрейдеров. Для легализации или оборудования хранилищ нужны средства, которые в случае небольших и старых объектов не вернутся никогда. Многие критики реформы уже открыто говорят, что эксплуатируют старые, зачастую еще советские хранилища и заправки незаконно. Вопрос: а зачем нужен стране такой бизнес, который не хочет показать государству кассу и подвергает опасности здоровье и жизни людей?

Никакой трагедии в закрытии старых складов нет. Топливо придется приобретать у «лицензированных» операторов, использующих «лицензированные» нефтебазы и автотранспорт. Да, это будет несколько дороже, чем заправляться «безакцизной» бодягой, но в результате выиграют все – и бюджет страны, и граждане, и «белый» бизнес. Государство много лет закрывало глаза на шалости с налогами, давая многим зарабатывать. Теперь пришло время либо реинвестировать эти деньги в создание современных безопасных объектов, либо закрываться

(с) Сергей Куюн — директор Консалтинговой группы А-95